021 - BuddhismCreated with Sketch.

Архетип Мага в Таро

Рассмотрим изображение Мага на самых ранних колода Таро Висконти Сфордса и Марсельское Таро. Именно эти колоды, с очень незначительными вариациями имели хождение в Европе в течение почти четырёх веков, пока новые интерпретации Папюса не вдохновили художников и магов на грандиозное переосмысление символики Таро.

Маг изображён перед столиком на котором лежит небольшой ножик, несколько стаканов или напёрстков и шарики. Первая ассоциация которая приходит при рассмотрении этих изображений, это известная игра в «напёрстки» в которую мошенники раздевали доверчивых простаков до нитки.

Какой разительный контраст между этим «магом» которого возможно было бы более точно называть «фокусником» и хорошо известным Магом из таро Райдера Уайта! Стол чудесным образом преобразован в алтарь, напёрстки в чашу, шарики в пентакль а ножик «вырос» до благородного меча. Да и в лице самого мага что то неуловимо изменилось, так словно перед нами святой у которого даже появился свой нимб в форме лемнискаты то есть перевёрнутой восьмёрки символизирующей бесконечность.

В некоторых последующих колодах образ ещё более изменился, и маг превратился в древнего старца убелённого сединами. Ну не дать не взять Гендальф. Романтично, но несколько пресновато.

Итак, таро дает нам два заведомо противоположных образа мага. С одной стороны, это «маг-фокусник-мошенник», с другой «маг-мастер-просветлённый». Чтобы понять эту парадоксальность, нам придётся обратиться к истории самого понятия Маг.

Первоначально слово маг означало жреца в древневавилонской цивилизации и в зороастрийской религии у персов. Именно маги стоят у истоков первых астрономических и астрологических исследований в древнем Вавилоне.

Итак, первоначально, принципиальной разницы между понятиями Жреца и Мага не было. Кстати, то же самое касается частичного синонима слова волшебник, которое происходит от «Волхв» то есть жрец славянских богов. Кстати именно этим аргументом воспользовался один из первых известных в истории Магов Аполоний Тианский, когда недоброжелатели вызвали его в суд по обвинению в использовании черной магии.

Чтобы понять суть архетипа Мага нам стоит рассмотреть реальные и мифологические наиболее известных в истории магов. И одним из первых и быть может самых колоритных магов истории является Симон Маг или симон Волхв, живший в первом веке нашей эры.

Небольшие упоминания о Симоне содержаться в новом завете. Так согласно «Деяниям», Симон был самаритянским колдуном и чародеем, который увидев могущество чудес которые творили апостолы, попытался купить у них силу святого духа, но был с позором отвергнут. После чего Симон якобы покаялся и вступил в христианскую общину.

История Симона и его роль в формировании «малой традиции» заслуживает отдельного исследования. В настоящий момент нам здесь интересен один парадокс. В Симоне фактически «сочетаются» два образа мага. Одна грань мифа рисует его как мошенника создающего «иллюзии» а другая как вероучителя, чужой, иной (с точки зрения отцов церкви ложной) религиозной доктрины. То есть опять же как жреца.

Нет ли здесь необходимой для нас подсказки? Маг действительно оказывается равен жрецу, но он оказывается жрецом ИНОГО или ЧУЖОГО бога. Разница между первым и пятым арканом, между магом и иерофантом в том, что первый служит онтологически иному богу, и находится с миром его окружающим в сложных диалектических отношениях. Именно эта напряженная диалектика (как жрец чужого бога он враг, но как тот кто имеет знание иного он единственный кто может обеспечить медиацию между этим и тем). Маг это тот кто пребывает на границе, тот кто добровольно поселяется на таможне между мирами.

Примитивное сознание по определению не может воспринять иное как сложносоставное. Иное это всегда либо нечто безусловно враждебное (отсюда образ мага как мошенника, либо образ «чёрного мага») либо идеализируемое и романтизируемое (отсюда «гендельфизация» мага). Поэтому для прямого познания ускользает сама суть архетипа Мага, ключевое свойство которого в том, что в нём добро и зло, свет и тьма оказываются неразрывно спаяны.

На самом деле, Архетип Мага, в современном смысле, очень тесно связан с архетипом Меркурия. Следует перечислить их общие черты. Во первых, и тот и другой тесно связан с идеей границы, между этим и тем. Меркурий единственный бог, спокойно пересекающий границу между царством небесных богов, людей и богов подземных (на другом языке между миром ангелов и демонов). Он одновременно свой и иной в каждом из этих мирах. Как уже было сказано, Меркурий сочетает в себе высший и низший аспект и связан с идеей божественной игры. В системе магических соответствий, планетарная сила, соответствующая первому аркану опять же Меркурий.

Итак, по мере интуитивного прощупывания мы можем сказать что пришли к некоей, очень приблизительной формуле. Маг это Жрец Иных Богов, соединяющей в себе противоположности и этим таинственным образом близкий Меркурию-Гермесу.

Разницу между магом и иерофантом, между Жрецом здешних богов (смыслов) и жрецом иных богов, прекрасно уловлено у Кастанеды. С одной стороны учитель-тональ-Дон Хуан воплощает архетип Иерофанта. Нельзя сказать что он обучает тому что Карлос уже знает. Нет. Но он обучает тому что он хотя бы отчасти может услышать. Тому что можно описать словами или хотя бы тому на что можно направить словами. С другой стороны, маг-нагуаль-Хенардо. Тот кто не учит почти ничему, но вызывает животный ужас одним своим присутствием. Не потому что он специально пугает героя. И не потому что он как то враждебен. Потому что для героя, он выразитель Нагуаля Тотально Иного.

Post navigation

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.